Суббота, 10.12.2016, 04:09
Приветствую Вас Гость

Главная » Статьи » Юмор и развлечения » Праздники


ВВЕДЕНИЕ ВО ХРАМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ - НАРОДНЫЕ ПРИМЕТЫ И ОБРЯДЫ

ВВЕДЕНИЕ ВО ХРАМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ - НАРОДНЫЕ ПРИМЕТЫ И ОБРЯДЫ - Праздники

День праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы (5 декабря (21 ноября по ст. ст.) отмечен в народном месяцеслове целым рядом поверий и связанных с ним обычаев, зародившихся в лоне матери-природы, целиком охватывающей повседневную жизнь крестьянина-земледельца.

Сохранился целый ряд простонародных песенных сказаний, являющихся одновременно и хвалебными величаниями впервые вступившей в храм Господень Пресвятой Деве. И во всех них явственно слышится благоговейное чувство народа-песнотворца, воздающего честь и хвалу Богоматери: «Ты во церковь приведеся, архиереем воздадеся и от ангелов пред-почтеся… Дух Святый осеняет, а Дева принимает, трилетна всем ся являет. Прилетают херувимы, окружают серафимы, поют гласы трисвятыми. Ангел пищу принашает, а Дева принимает, кверху руце простирает…»
 
Переход от Михайлова дня ко Введеньеву дню имеет, по народной примете, весьма важное значение для всей первой половины зимы. Если зимняя Матрена придет на землю в такой силе, что действительно поможет зиме «встать на ноги», а Федор Студит, точно сговорившись с нею, все застудит, то санному пути в тот год не растаять до весенней распутицы. Когда же 24 ноября (10 ноября по ст. ст.), в канун дня, посвященного чествованию памяти святого Федора, повиснет на древесных ветвях пушистая бахрома инея (в предзнаменование теплой погоды), да если на следующие за Студитовым днем сутки будет снежная пороша, то стоять разводящим дороги оттепелям-мокринам вплоть до самого Введения.
 
В этот же день ждали в деревнях новой перемены погоды. Бывает, что на Введеньев день проезжает по горам и долам «на пегой кобыле» красавица-зима, одетая в белоснежную душегрейку, и дышит на все встречное таким леденящим дыханием, что даже вся нечисть, о которой добрые люди боятся вспоминать на ночь, – а если и обмолвится кто о ней ненароком, то в ту же минуту оговаривает свою ошибку словами «не к ночи будь помянут», – все смущающие суеверную крестьянскую душу духи тьмы торопятся укрыться подобру-поздорову куда-нибудь подальше да поглубже от краснощекой русской красавицы, замораживающей своими поцелуями кровь в жилах. Тогда говорили в народе: «Введенье пришло – зиму на Русь завело!», «Введенские уставщики, братья Морозы Морозовичи, рукавицы на мужика надели, стужу уставили, зиму на ум наставили!», «Наложило на воду Введенье толстое леденье!» и т. п.
 
Но случается, что погода пойдет об эту пору совсем на иную стать. Приходилось русскому деревенскому люду видеть, что «Введенье ломает леденье», – почему и пошла гулять рука об руку с только что приведенными выше старинными поговорками и молва о том, что «Введенские морозы не ставят зимы на резвые ноги». Это не согласующееся с установившимся мнением деревни о прочности работы «вековечных кузнецов» Кузьмы и Демьяна изречение стоит бок о бок с тем, в незапамятные времена выпущенным из уст народного опыта замечанием, что введенские оттепели надолго портят, бороздят белую камчатную скатерть зимнего пути и совершенно противоречат распеваемой местами ребячьей песенке:

Введенье пришло,
В зиму хату завело,
В сани коней запрягло,
В путь-дорожку вывело,
Лед на речке вымело,
С берегом связало,
К земле приковало,
Снег заледенило,
Малых ребят,
Красных девчат
На салазки усадило,
На ледянке с горы покатило…


В старину праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы был днем первого зимнего торга. Белокаменная Москва начинала с этого дня торговать санями, свозившимися в нее к этому времени из промышлявших щепным и лубяным промыслами слобод и посадов, целыми горами складывавшимися на Лубянской площади, укрепившей, вероятно, от этого за собой и свое имя. Между лубяными и санными рядами расхаживали калачники, пирожники, сбитеньщики, приглашавшие покупателей и продавцов их «не ввести в зазор» и отведать «стряпни домостряпанной, не заморской, не басурманской, не немецкой». Сами торговцы Лубянского торга, славившиеся своим красным словом, нет-нет, да и выкрикивали заходившему в ряды московскому люду прибаутки вроде:

Вот санки-самокаты,
Разукрашены – богаты,
Разукрашены-раззолочены,
Сафьяном оторочены!
Введеньев торг у двора,
Санкам ехать пора!
Сани сами катят,
Сами ехать хотят!
Ехать хотят сами
К доброму молодцу во двор,
К доброму купцу,
К хозяину тороватому,
К тому ли вожеватому!
..
 

И сани, особенно ходко шедшие с рук у продавцов в этот день, пестрели, рябили в глазах у покупателей своей яркой росписью. Первое место по цене и хитрому узорочью занимали в красовавшихся грудах зимнего товара галицкие сани, раскрашенные не только красками, но и позолотой. К вечеру если не вся, то добрая треть Первопрестольной каталась на новых санях.
 
Со Введеньева дня в старину начинались не только зимние торги, но и зимние гулянья и катания. «Делу – время, потехе – час!» – говорит и в наши дни русский человек, чередующий свои работу и заботы с отдыхом. К первому санному гулянью в старину относились как к особому торжеству. Наиболее строго соблюдались присущие ему обычаи в семье, где были к этому времени молодожены-новобрачные. В такой дом собирались – званые-прошеные – все родственники, приглашались, по обычаю, «смотреть, как поедет молодой князь со своею княгинюшкой». Выезду молодоженов предшествовало небольшое столованье, прерывавшееся «на полустоле», чтобы закончиться после возвращения поезда новобрачных во двор. Отправлявшиеся на гулянье молодые должны были переступать порог своего дома не иначе как по вывернутой мехом наружу шубе. Этим, по словам сведущих людей, молодая чета предохранялась от всякой неожиданной напасти, могущей, в противном случае, перейти ей дорогу на улице. Свекор со свекровью, провожая невестку с молодым мужем на первое санное катание, упрашивали, умаливали остальных провожатых уберечь «княгинюшку» от всякой беды встречной и поперечной, а пуще всего «от глаза лихого»:

Ой, вы, гости, гости званые,
Званые-прошеные!
Ой, вы, братья-сватья,
Ой, вы, милые!
Выводите вы нашу невестушку,
На то ли на крыльцо тесовое,
Вывозите нашу свет-княгинюшку
Белою лебедушкой…
Берегите-стерегите ее:
Не упало бы из крылышек
Ни одного перышка,
Не сглазил бы ее, лебедушку,
Названную нашу доченьку,
Ни лихой удалец,
Ни прохожий молодец,
Ни старая старуха – баба злющая. 
 

Сани молодых, особенно украшенные коврами, резьбой и росписью, выводились со двора первыми. Следом за ними тянулся длинный поезд, если и менее богатый, то не менее пестрый, снаряженный хозяевами для званых гостей. Молодые ехали в своих раззолоченных и разукрашенных «княжеских» санях и отвешивали по сторонам поклоны: они впервые показывали себя и свое молодое счастье честному народу, ближним и дальним соседям. За поездом бежали с веселыми криками ребята, на проезжающих отовсюду, со всех крылец, любовался люд православный, охочий и теперь поглядеть на всякое подобное зрелище. И не было от этого гляденья никому никакого зазора: одни показывали себя, другие – смотрели.
 
В следовавшем за молодыми поезде раздавались веселые песни, прерывавшиеся иногда и не менее веселыми здравицами, относившимися «ко князю с княгинюшкой»: гостям ставились в сани жбаны с медами крепкими, чтобы их не заморозили «введенские Морозы Морозовичи». Если гулял князь из боярской семьи, то молодые сидели на медвежьей шкуре, а по сторонам их саней бежали шуты-скороходы, на ходу забавлявшие молодых по-своему, по-скоморошьи. 
 
 
По возвращении поезда с гулянья показавшую себя народу невестку встречали на крыльце поджидавшие свекор со свекровью, принимавшие ее из рук молодого мужа за руки и потом низко кланявшиеся гостям за то, что они «уберегли белую лебедушку, их доченьку, Богом данную, от всякого сглаза, от всякой притки, от всякой напасти». Затем повторялся опять переход через шубу сданных с рук на руки молодых, и они вводились в покои, где и продолжалось прерванное веселое столованье. Этот любопытный обычай, во всей его полноте, со временем мало где сохранился. В некоторых местах выезд на самое гулянье со временем перенесся на Прокопьев день (следующий после Введеньева дня), а затем и на 8 декабря (24 декабря по ст. ст.), на Катеринин день.
«Введенье идет, за собой Прокопа ведет, – гласит старинная поговорка: – Прокоп по снегу ступает, дороги копает. Катерина на санях катит к холодному Юрью (10 декабря (26 ноября по ст. ст.) в гости».

Источник: Электронная книга "Русский праздник. Традиции и обычаи".




Категория: Праздники | Добавил: Tatianabigimir
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:



достаточно не кушать все подряд, делать минимальные физические нагрузки и пользоваться антицеллюлитными средствами. жаль что у нас половина, как миним...
Елена, тут я с вами могу поспорить. Это проверенные рецепты наших бабушек, у них еще не было мультиварок и пароварок. Молоко обычно добавляется, потом...
Вот это подборка, спасибо! Меня смущает только то, что деревенское молоко не всегда есть где купить, а вот что тебе продают в магазине под видом молок...
Готовить лутше всего на пару. И зачем добавлять молоко ? Все в собственном соку должно готовится и можно добавить в пюре масло оливковое но не как не ...
Вот и я так думаю, как предыдущий комментатор, эти широкие шаровары никуда не годятся. С какой обувью их носить, под какую куртку?
Задаете себе вопрос "Какие же лучше джинсы купить на осень и зиму?". Я вам отвечу: "Плотные, синие и прямые! А к ним черные ботинки чел...
Мне грейпфрут помог от пигментных пятен на лице. Ела каждый день всю зиму, личико стало белое, ни одной веснушки, он изнутри чистит организм.



Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
Обратная связь Карта сайта